14 декабря 1989 года вечером от сердечного приступа в своей квартире на улице Чкалова умер Андрей Сахаров. За несколько часов до смерти он выступил последний раз в Кремле на собрании Межрегиональной депутатской группы (II Съезд народных депутатов СССР). М-Журнал публикует свидетельства этого события.

Это было первое заседание «Межрегиональной группы» в Кремле во время съезда Народных депутатов СССР, на котором присутствовал Андрей Сахаров в последний день своей жизни. Он сидел в президиуме на фоне картины «Ленин объявляет Советскую власть».

Председателем заседания был избран Борис Ельцин, который в то время нуждался во власти не меньше чем Владимир Ленин в Октябре. «Межрегиональная группа» была, пожалуй, единственной оппозицией к Михаилу Горбачеву и правительству СССР.

Когда я снимал Андрея Сахарова в Кремле, конечно, не знал, что через два часа он умрет. Ночью мне сообщили о случившемся. Я проявил негативы в туалете моего номера в гостинице «Россия» (ныне не существует, но тогда я там жил) и был поражен, насколько очевидно следует из фотографий, что человек должен умереть. И он умер.

Последний раз в жизни Андрей Сахаров выступал долго. Иногда говорил не связно и чересчур эмоционально. Его практически никто не слушал, как это бывало довольно часто и ранее. Я был последний фотограф, который снимал академика Сахарова, и единственный, кто снимал тогда на заседании. Официальная пресса особо не интересовалась тем, что происходило в рядах оппозиции, и поэтому в зале никого из фотографов кроме меня просто не было. Я же снимал для газеты «Вечерняя Казань», редактором которой был Народный депутат и член «Межрегиональной группы» — Андрей Гаврилов. Именно он и привел меня на первое собрание оппозиции в Кремле.

Не знаю почему, но я снимал много и с каким-то невероятным желанием фотографировать Сахарова как можно больше. Может быть, потому что в течение всего выступления он смотрел в мою камеру, а может быть, потому что я чувствовал — он прощался  — а рядом  просто не было «другого объектива».

Я не снимал в тот день ни Ельцина, который раздражал своей властной натурой и даже попытался удалить меня из зала заседания, ни кого-либо другого из «Межрегиональной группы». Я снимал только Сахарова. Несколько странная «избранность» для фотожурналиста, скорее субьективная, чем объективная. Ее, наверное, можно объяснить отсутствием «информационного повода» снимать заседание как событие. Однако, уже через несколько часов все повернулось с ног на голову —  «смерть Сахарова» стала самой первой новостью во всем мире, а я ночью в туалете гостиницы проявлял снятые пленки, чтобы утром их увидели в газете.

Сейчас довольно сложно точно опеределить начало времени «романтической  демократии и либерализма» в России, но мне кажется, это случилось  после смерти академика Сахарова, когда десятки тысяч людей вышли на улицу только для того чтобы сказать ему — уже мертвому: «Прости нас». С такими же чувствами и настроением люди защищали «Белый Дом» в августе 1991 года. Но тогда это уже был конец того «романтического периода демократии» в России.

Фотографии и текст: Олег Климов

Like Liberty?

Если Вам действительно нравится данная статья и/или проект Liberty.SU в целом, то могли бы Вы поддержать нас? Наш проект существует исключительно благодаря личному энтузиазму небольшой группы фотографов и журналистов. В настоящее время авторы М-Журнала не имеют возможности получать гонорар за выполненную ими работу, которую они делают для Вас в частности. Но Вы можете помочь каждому отдельно или проекту в целом, указав в комментарии платежа имя и фамилию автора и ему/ей будет выплачено Ваше пожертвование без каких-либо комиссий со стороны Фонда Liberty.SU

Спасибо за поддержку и понимание.
www.Liberty.SU