Финальный свисток Евро-2012. Галину Даниловну не интересует, кто победил. Она невольно стала жертвой другого вида спорта: это каждодневный бой без правил, и начинается он у калитки её собственного дома.

Галина Даниловна — киевлянка. Уже много лет её можно встретить на одном и том же месте — на Андреевский спуск женщина приходит в окружении десяти-пятнадцати собак — почти «футбольная команда», и это ещё далеко не все её питомцы. Около ста собак живут в доме, купленном ею под Киевом для приюта бездомных животных.

В приютах для собак не заинтересована ни одна административная структура Киева. Единственный способ содержать сотню домашних любимцев – просить помощи у сострадательных прохожих. Лепта каждого пожертвовавшего помогает четвероногим друзьям избежать лап собаколовов, укрыться от холода и голода, правда, в последнее время в столице новый уклад.

В столице Украины гости. Спортивная жизнь кипит. Туристы. Футболисты… Что и говорить, гостей международного класса принимаем как нельзя лучше. Для приезжих много сделано, появившиеся блага цивилизации приятно удивляют коренных жителей. Им самим эти новшества не всегда доступны: «трава позеленела, но на нее не сядешь – она для Евро». Для «друга человека» гонка за украшательством стала последней каплей яда.

Бездомные животные первыми пали жертвой чистки городов в преддверии приёма гостей. За последние 20 лет в Киевской области не было построено ни одного приюта для животных, а оставшиеся четыре переполнены до отказа. С «сором», накопившимся в Украине за десятилетия, разобрались в рекордные сроки. Передвижные крематории, отстрел, травля – на гуманные методы и человечность не хватило времени и денег, вовремя выделенных УЕФА столичному бюджету. Планы стерилизации и постройки приютов вытеснены другими нуждами. Городские свалки переполнены жертвами безжалостной охоты.

Галина Даниловна знает об этом не понаслышке:

– Сильный яд. Мясная тефтеля, а внутри сильнодействующий яд. Всё просто: пустили слух о бешенстве собак… Об этом писали газеты, в городе были развешены объявления: «Бешеные собаки, бешеные собаки…». Подготовили почву, чтобы безнаказанно убивать, и всё. Отлавливающая машина не заедет на Крещатик или на Майдан — за городом орудует. Да и моих собак как выловишь? Все на поводках, весь день рядом, так теперь эти сволочи бросают тефтелечку с ядом внутри: собака съедает, отбегает к дереву — и в муках умирает. А что она может сделать, собака? Уже не выплюнет и ничем уже не поможешь: яд действует быстро. Видеть это было очень трудно, я, наверно, два месяца истерики закатывала, мне было так больно. Одна возле ёлки умирала, другая вот тут. Прибежала ко мне, чтобы я спасла. А как я могу спасти? Ну никак нельзя помочь… А бешенства не было: для того, чтобы его распознать, нужны анализы и всё прочее… Потом другие уже журналюги писали опровержение в газете, мол, это нарочно сделано. Так хоть соседи перестали волком смотреть и можно спокойно выйти за калитку… Собак уже не вернешь. Такие люди.

Фотография и текст Лены Ковач (Киев)