Liberty.SU публикует проект Влада Сохина о жестоком обращении с женщинами в Папуа-Новой Гвинее. На сегодняшний день проект “Плач Мэри” уже привлек внимание многих общественных организаций, а папуа-новогвинейское отделение ООН предложило совместное сотрудничество и организацию передвижных выставок по провинциальным городам ПНГ. Первая такая выставка откроется в ноябре в Порт-Морсби. Сейчас Влад планирует третью поездку в страну, где будет снимать женщин, пострадавших во время племенных конфликтов, а также записывать видео-интервью для создания мультимедиа версии этого проекта. «Плач Мэри» был показан в пятницу 7 сентября 2012 на скриннинге в Перпиньяне, во время фестиваля Visa Pour L’Image и вызвал широкий общественный резонанс.

«Переехав жить в Австралию в сентябре 2011-го года, я начал работать над новым проектом о жестоком обращении с женщинами в Папуа-Новой Гвинее. Об этой стране мало что известно западному миру, в СМИ обычно попадают репортажи трэвел-фотографов с различных этно-фестивалей, где племена танцуют для туристов, нарядившись в костюмы и маски из перьев и глины. Мне же хотелось рассказать о проблемах этой страны, о которых практически ничего не слышно — разве что в Австралии.

Согласно статистике, в Папуа-Новой Гвинее примерно две трети женщин периодически подвергаются бытовому насилию и около 50% женского населения страны стали жертвами сексуальных посягательств. Местные мужчины не ставят ни во что своих “мэри” (“женщина” на местном языке Пиджин), постоянно избивая и калеча их ножами и топорами. Основная опасность исходит от уличных банд, называемых “раскол”, члены которых промышляют в неблагополучных районах больших городов. Изнасилование женщины – одно из условий принятия в банду для новых членов. Во многих местных племенах, когда мальчик становится мужчиной, его посылают во вражескую деревню, где тот должен убить свинью, считающуюся символом богатства в ПНГ. В индустриальных городах страны, куда стекаются деревенские жители в поисках работы, женщины заменили свиней…

Впервые я прилетел в Порт-Морсби, столицу ПНГ, в январе 2012 года. У меня было всего около двух недель, несколько онлайн знакомств и почти подписанное разрешение на съемки в Центре Помощи Семьи при главном госпитале страны. Денег у меня практически не было, билеты покупались за свой счет, а жить мне пришлось через CouchSurfing у нескольких местных экспатов. Цены в стране на всё раза в три выше, чем в Австралии, поэтому питался я в основном растворимой китайской лапшой и пирожками с рыбой.

Всю первую неделю у меня практически ничего не клеилось. Мне удалось повстречаться с несколькими жертвами, сделать их портреты, но истории не получалось. Зато я завел несколько интересных знакомств с местными блогерами, которые стали для меня оперативными источниками информации. Через одного из моих новых знакомых я смог повстречаться с Питером Моузесом, бывшим лидером уличной раскол-банды «Dirty Dons 585″, который дал мне интервью и позволил себя сфотографировать. Он рассказал мне, как изнутри происходит посвящение в члены банды, обязательно с изнасилованиями, а нередко и убийствами жертвы. Сам Питер признался, что он лично надругался над более чем тридцатью женщинами, три из которых были убиты. Причем Питера ни разу не привлекали за это к ответственности.

После нескольких встреч, Питер познакомил меня с другими членами банды, до сих пор орудующей в районе аэропорта. Это были молодые ребята, лет от семнадцати до двадцати пяти. Старше этого возраста уже нет никого. Их либо убили, либо посадили. В итоге меня перестали воспринимать как чужого и несколько членов банды разрешили их сфотографировать с самодельным оружием в руках.

Между тем, я продолжал снимать в госпитале, центрах поддержки семьи и прочих местах, куда обращались за помощью жертвы домашнего и уличного насилия. За две недели работы над проектом через меня прошло столько людской боли, что я уже почти не мог по-журналистски сдерживать себя и не вмешиваться в жизнь моих героев. Однажды я чуть не ударил мужчину, бившего свою беременную жену ногами в живот. Он пришел за ней в госпиталь и хотел насильно увести. Врачи вовремя спрятали женщину от сумасшедшего мужа, а вот ребенка спасти не удалось… В другой раз я снимал в местном СИЗО, меня сопровождал полицейский. Вдруг ему поступил звонок на мобильный, чтобы он вернулся в приемную зарегистрировать новоприбывшего. Ему надо было уходить, а я еще не закончил снимать заключенных. Тогда полицейский предложил запереть меня на время в общем коридоре, пока он не вернется. Когда он закрыл за собой дверь, сквозь решетки из камер ко мне со всех сторон потянулись руки, заключенные со смехом стали рассказывать о своих преступлениях, и, позируя, просили их сфотографировать. Наконец, тюремщик вернулся, приведя с собой мужчину лет пятидесяти. «Сфотографируй его тоже», — улыбаясь сказал полицейский. «Его только что доставили с места преступления. Он прямо на улице пытался изнасиловать пятилетнего ребенка».

И такие случаи происходят в больших городах Папуа-Новой Гвинеи ежедневно, по несколько десятков в день. К сожалению, очень мало людей из СИЗО попадают в тюрьмы. Еще до суда многие дают взятки коррумпированным полицейским и судьям и выходят на свободу. Нередко сами женщины жалеют своих мужей и забирают заявления, предпочитая подвергаться насилию со стороны мужа, нежели от членов уличных банд.

В следующий раз я оказался в ПНГ в апреле этого года и снимал, в основном, в регионе Хайлэндс, в центре страны. Здесь показатели насилия доходят до 97%, а само оно выражается в брутальных формах. Сельские жители верят в «пури-пури» — черную магию, нередко обвиняя женщин в причастности к колдовству и подвергая их жесточайшим пыткам. Проведя более недели в нескольких центральных провинциях Папуа-Новой Гвинеи, я встретился с пережившими такие пытки. Одна из жертв, Дини Корул, была вытащена за волосы из своего дома и замучена в свинарнике. Ее обвиняли в смерти собственного сына (умершего в больнице от брюшной инфекции), после чего пытали раскаленным железом, резали тело ножами и топорами. Лишь по случаю ей удалось выжить. Проведя более десяти месяцев в госпитале, Дини была вынуждена тайно вернуться в свою деревню, из которой ее навечно изгнали. Не имея другого жилища, она в дневное время скрывается в доме и выходит на свежий воздух лишь с наступлением темноты. Правительство ПНГ никак не защищает таких женщин, не предоставляет им убежища, не оплачивает лечения. Из-за суеверий родственники таких жертв отворачиваются от них, и даже если женщине, обвиненной в колдовстве, удается пережить пытки, не факт, что у нее найдутся деньги на необходимое лечение без поддержки близких».

Фотографии и текст: Влад Сохин

Like Liberty?

Если Вам действительно нравится данная статья и/или проект Liberty.SU в целом, то могли бы Вы поддержать нас? Наш проект существует исключительно благодаря личному энтузиазму небольшой группы фотографов и журналистов. В настоящее время авторы М-Журнала не имеют возможности получать гонорар за выполненную ими работу, которую они делают для Вас в частности. Но Вы можете помочь каждому отдельно или проекту в целом, указав в комментарии платежа имя и фамилию автора и ему/ей будет выплачено Ваше пожертвование без каких-либо комиссий со стороны Фонда Liberty.SU

Спасибо за поддержку и понимание.
www.Liberty.SU