В апреле 2013 в Центре документальной фотографии FOTODOC состоялась выставка по итогам Фестиваля уличной фотографии, который проводится уже во второй раз. Из 6587 работ, присланных на конкурс в этом году, членами жюри фестиваля были отобраны фотографии, которые и заполнили собой пространство Сахаровского центра на время проведения Фестиваля. М-Журнал Liberty.SU представляет вашему вниманию подборку из представленных на выставке работ, а также мнение членов жюри фестиваля об уличной фотографии, особенностях российского стрита и проблемах выбора.

СТРИТ-ФОТОГРАФИЯ — ЭТО…

Андрей Крашеница: «… настоящая стрит-фотография начинается на расстояниях ближе 1 метра, в так называемой «зоне змеи» (как выражается Марина Разбежкина) и всегда балансирует на грани, за которой следует нарушение действующего законодательства и ущемление свободы и права граждан на приватность своей жизнь. Это, своего рода, полу-криминальный стрит-арт.»

Развернуть ответ полностью

Обычно стрит-фотографию определяют как фотографию, изображающую человеческую жизнь в общественном пространстве. К этому определению необходимо также добавить документальность, недопустимость постановки, монтажа и всяческих манипуляций с изображением, придающих ему живописность и пикториальную декоративность. Для меня главным в стрит-фотографии является не красота картинки, продуманность композиции, необыкновенный свет или колорит, а способность проникнуть в личное пространство человека, тесный контакт и интимность, достигнутые на улице, месте, совершенно для этого не предназначенного. Это противоречие между общественным и личным пространством — источник энергии стрит-фотографии.

Поэтому настоящая стрит-фотография начинается на расстояниях ближе 1 метра, в так называемой «зоне змеи» (как выражается Марина Разбежкина) и всегда балансирует на грани, за которой следует нарушение действующего законодательства и ущемление свободы и права граждан на приватность своей жизнь. Это, своего рода, полу-криминальный стрит-арт.

Снимать таким образом очень трудно, поэтому очень часто возникает желание подменить интимность формализмом, играться со светом, конструировать хитроумные многоплановые композиции, подождать, когда человек в шляпе окажется в квадратном пятнышке света, а девушка с воздушным шариком будет выходить из подворотни, и все это на фоне дерущихся котов или трахающихся собачек. Но ведь жизнь не состоит из таких моментов, в этом — неправда, а отсюда и ощущение неестественной театральности изображения. В этом контексте мне очень нравиться тэг «стилистика нерешающего момента», которым были помечены последние фотографии Слюсарева.

Я считаю, что цифровая техника это идеальный, наиболее адекватно отвечающий реалиям современной жизни инструмент для стрита. При всех своих декоративных визуально-пластических достоинствах пленочная фотография, ручная печать, различные благородные техники — это уже архаика, карточки, сделанные таком образом выглядят как будто сняты в 80-е годы прошлого века.

Андрей Гордеев: «На мой взгляд, это фотография, занимающаяся изучением взаимоотношений человека и окружающей среды. Каких-то незначительных на первый взгляд  совпадений, странностей, типичных проявлений, абсурдностей. Стрит-фотография уходит от литературного сюжета в сторону сюжета фотографического, визуального. Здесь важен взгляд фотографа, важно КАК, а не ЧТО».

Эмиль Гатауллин: «Уличная фотография всегда непредсказуема, и в ней, пожалуй, наиболее велика роль случайности. Фотограф находится в свободном движении и никогда не знает заранее, что его ждет за следующим поворотом».

Развернуть ответ полностью

Для меня уличная фотография не имеет четких границ, я довольно широко понимаю это направление. Ведь множество прекрасных фотографий можно причислить сразу к нескольким жанрам или направлениям, т.е. в одном снимке может быть и уличная, и документальная, и так называемая жанровая или еще какая-нибудь фотография. В хорошей фотографии принадлежность к направлению не имеет принципиального значения.

Но есть какие-то общепринятые рамки жанра, в которых существует стрит-фото. Наверное, в первую очередь это непостановочная фотография, на которой чаще всего присутствуют люди, в то же время это не репортаж о каком-либо событии. Не обязательно кадр должен быть сделан на улице, может быть любое общественное место, куда есть свободный доступ.

Уличная фотография всегда непредсказуема, и в ней, пожалуй, наиболее велика роль случайности. Фотограф находится в свободном движении и никогда не знает заранее, что его ждет за следующим поворотом. Интересная ситуация может возникнуть внезапно, нужно лишь быть к этому готовым, успеть отреагировать.

Александр Гроусс: «Желание снимать течение жизни – близкая большинству штука. И не только фотографам. Вот, например, слова священника Константина Пархоменко из Санкт-Петербурга: «Лично мне жанр стрит-фотографии очень близок, потому что он точно выражает мое миросозерцание. Все в мире пронизано смыслом и… красотой. Оно проявляются даже там, где с первого взгляда это не очевидно. Но оно есть» Для меня же это способ общаться с миром».

Мария Плотникова: «Стрит-фотография для меня — это, в первую очередь, свобода».

Развернуть ответ полностью

Стрит-фотография для меня — это, в первую очередь, свобода. Есть несколько правил, которых совсем не сложно придерживаться (общественное место, непостановочный кадр и т.п.). А дальше — гуляй, Вася! Ты не знаешь, куда пойдешь, но можешь выбрать любой маршрут. Ты понятия не имеешь, что снимешь, но именно сегодня может получиться шедевр. Ты снимаешь исключительно для себя — знаю, что для многих фотографов это является камнем преткновения. Ты ограничен только рамками своей морали. Ты получаешь кайф от этой свободы. Для меня стрит-фотография — это поэзия в литературе или джаз в музыке.
Посмотреть фотовыставку - клик на фото

Посмотреть фотовыставку — клик на фото

ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО СТРИТА

Мария Плотникова: «Пока что мне сложно выделить какие-то глобальные особенности русской стрит-фотографии. Думаю, в первую очередь можно говорить о визуальных чертах нашей страны. Русский фотограф, полгода живущий в снегах, мечтающий о солнце и тепле, будет сильно отличаться от какого-нибудь испанца или бразильца, каждая вторая фотография которого — игра свето-тени на фоне разноцветной обшарпанной стены колониального дома. И снимать русский фотограф, возможно, будет примерно то же самое, что и бразилец, попади он в Рио-де-Жанейро. Думаю, о русской стрит-фотографии как о явлении говорить пока рано, но можно выделить стили отдельных фотографов, как советской школы, так и новой волны».

Мнения других членов жюри

Андрей Крашеница: «Не могу сказать, что я хорошо знаю всю мировую стрит-фотографию, но из того, что я видел, мне кажется, что российская фотография ближе к американской. Их роднит эмоциональность, динамизм, трэшевость и интерес к маргинальным слоям общества. Европейская же стрит-фотография холодна, рациональна, стерильна и статична. Возможно, европейцы уже прошли период эмоций и динамики, и ее нынешнее состояние вполне адекватно отражает европейские реалии.У меня такое ощущение, что российская действительность движется примерно в этом же направлении. В течение последних 2-3 лет я отмечаю угасание уличной жизни: люди перестали ходить пешком, они пересаживаются в автомобили, целыми семьями выезжают на выходные в торговые центры, в Ашан, Мегу, Икею и там проводят свой досуг. В результате наступления на малый бизнес сворачивается уличная торговля, закрываются рынки, власть боится любых стихийных уличных мероприятий.

Еще три года назад у ростовских поэтов была традиция 1 апреля в день дурака устраивать облавы на милиционеров, они блокировали их в темных углах и насильно читали им стихотворения. Сейчас представить такое даже в мыслях невозможно. Соборная площадь в Ростове-на-Дону, которая почти 5 лет служила для меня неисчерпаемым источником сюжетов, сейчас представляет собой безжизненную пустыню.»

Андрей Гордеев: «Мы отстали очень сильно, лет на 50, не меньше. Спасибо пропагандистской роли фотографии в Советском Союзе. Репортажи были насквозь постановочными, и такой подход — литературно-смысловой —  просочился в «жанровую» фотографию. Непосредственная, визуальная фотография как минимум не поощрялась, отсюда такая косность и беспомощность на уровне картинки среди любителей. Также нельзя списывать со счетов среду обитания, она кардинально влияет на восприятие и вИдение. К счастью, сейчас интерес к «прямой» фотографии быстро растет, и у нас появляются авторы очень высокого, даже мирового уровня».

ТЕНДЕНЦИЯ СЛИЯНИЯ АРТА И ДОКА В СТРИТ-ФОТОГРАФИИ

Андрей Гордеев: «Такая тенденция есть, но не думаю, что это касается нашей страны. На западе есть определенная усталость от просто фотографии, и появляются арт-проекты, использующие уличную фотографию в качестве стартовой площадки. У нас же пока такого не наблюдается. С одной стороны, мы еще «не наигрались» в чистое стрит-фото. С другой — учитывая отсутствие интереса и поддержки со стороны галерей и кураторов, получается, что даже если есть какой-то интересный проект, то его просто негде реализовать. А проект требует целенаправленной работы. Так что все снимают для себя и для узкого круга таких же чокнутых».

Мнения других членов жюри

Андрей Крашеница: «В самой постановке этого вопроса заключена неверная посылка, что док это не арт, потому что чистый док сам по себе способен быть полноценным артом. Тут, скорее, нужно вести речь об использовании фотографии в современном искусстве как материала для более сложного интермедиального высказывания, организации концептуальных фото-рядов и т.д.»

Мария Плотникова: «В целом, у меня есть ощущение, что стрит-фотографы, наоборот, пытаются отгородиться что от арта, что от документалистики, в первую очередь демонстрируя отсутствие какого-либо концепта в своих фотографиях. В стрит-фотографии на первом месте стоит именно фотография, причем одиночная, и все, что требуется от автора — это указать место и время съемки».

ОБЩЕЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ОТ ПРИСЛАННЫХ РАБОТ, СЛОЖНОСТЬ ВЫБОРА

Андрей Крашеница: «Было очень много работ выше среднего уровня, и, практически ничего, что можно было бы назвать открытием. Такое ощущение, что стрит вошел в завершающую стадию своего развития, все приемы отработаны, все композиционные ходы повторяются, сформирован стандартный набор сюжетов. Сейчас любой прилежный и настойчивый фотограф может довольно быстро научиться делать ладные, крепкие стрит-карточки. Это значит, что стрит стал классическим направлением в фотографии, которому можно даже обучиться на специальных мастер-классах. Такое положение вещей опасно тем, что стрит, подобно ломографии, может превратится в замкнутое, субкультурное направление, не взаимодействующее с другими формами фотографии и искусства»

Мнения других членов жюри

Эмиль Гатауллин: «Выбирать было и просто и сложно одновременно. Просто потому, что хорошая карточка видна сразу, она выделяется в общем потоке. Сложно, потому что фотографий достойных быть представленными на выставке, оказалось гораздо больше, чем мог вместить зал. Приходилось от чего-то отказываться. Среди присланных работ некоторые авторские подборки выделялись довольно ровным и высоким уровнем фотографий, определенным стилистическим единством. Так же были откровенно слабые подборки. А были такие, в которых среди ничем не примечательных фотографий неожиданно оказывалась одна ну просто прекрасная. Это как игра природы.»

Андрей Гордеев: «Уровень работ был в целом выше, чем в прошлом году, было меньше случайных авторов, но в то же время фотографии были более ровными, неожиданностей и сюрпризов мы не обнаружили. Выбирать из такого однородного материала оказалось сложнее, чем нам представлялось».

Мария Плотникова: «Конечно, мусора было хоть отбавляй, но и замечательных фотографий прислали так много, что каждому из членов жюри пришлось идти на попятную, отрывая от сердца понравившийся только ему снимок. Были и очень сильные подборки авторов. Из-за диаметрально противоположных взглядов жюри финальная выжимка слегка удивила всех нас».

Фотографии предоставлены оргкомитетом Фестиваля уличной фотографии
Интервью: Катя Богачевская